0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Мебельный хайп

Содержание

Мебельный хайп

Эксперты Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности подвели итоги работы отрасли за 2018 год. По их данным, отечественные производители мебели в прошлом году увеличили продажи на 30%, а импорт (преимущественно из Китая) за тот же период вырос на 45%.

По данным АМДПР, за 2018 год отечественные производители мебели выпустили продукцию на 189 млрд рублей, что на 8% больше, чем годом ранее. А продажи российской мебели за тот же период выросли на 30% — с 370,3 млрд до 477,5 млрд рублей. Если считать в валютном эквиваленте, то рост составил 20% — с $6,3 млрд до $7,6 млрд. Но в общем объеме продаж мебели в стране на долю отечественного производства пришлось только 50,1%, остальное — импорт. Причем, по данным АМДПР, реализация мебельной продукции, произведенной в странах дальнего зарубежья, в прошлом году увеличилась на 45%, до 211 млрд рублей (или на 35% в валютном выражении — до $3,35 млрд). Крупнейшим импортером мебели в Россию в 2018 году стал Китай с долей 26,1% от всей ввезенной продукции (общий объем поставок мебели из Поднебесной вырос на 30% — с $600 млн до $900 млн).

Наибольший прирост производства, по данным АМДПР, в 2018 году показал сегмент кухонной мебели – он выросл на 16,8%, до 32 млрд рублей. Выпуск отечественной мебели для офисов и учреждений увеличился на 11%, до 31,4 млрд рублей, а мебели для столовой и гостиной — на 12%, до 15,8 млрд рублей.

Что касается товарных групп, то самый большой рост был отмечен в трех сегментах: шкафы (выпуск вырос на 12%, до 8,22 млн штук), диваны — на 5%, до 2,24 млн единиц и кровати — на 13%, до 1,79 млн штук. А наибольший спад спроса был зафиксирован на офисные письменные столы. Их продажи упали на 25%, до 2,27 млн штук.

О проблемах мебельной отрасли России читайте здесь.

По данным АМДПР, российским производителям и продавцам в 2018 году удалось избежать скачков цен на мебель: индекс потребительских цен в этом сегменте рынка составил 103,44%.

Итоги работы мебельной отрасли в 2018 году дают основания для мыслей о том, что отечественный рынок начал восстанавливаться после кризиса 2015 года, когда он одномоментно просел почти на 15%. Второй год подряд отечественные мебельные предприятия показывают устойчивую положительную динамику — растут как продажи, так и объемы производства. Положительные прогнозы на 2018 год оправдались в полной мере. Многие мебельные предприятия страны в прошлом году отчитались о значительном, в том числе и двукратном, увеличении реализации продукции. Это говорит о том, что потребительский спрос начал восстанавливаться, а производители научились работать в посткризисных экономических реалиях.

Продажи мебели в Интернете, по моему мнению, будут расти, но только в простых недорогих сегментах: табуретки, столы, стулья. Но есть вещи, качество которых потребитель хочет оценить перед покупкой — потрогать, посидеть. Та же кухня, например, это самый сложный инженерный объект в квартире, куда подведены коммуникации, вода, электричество, газ. Даже со специальным конструктором человеку сложно выбрать ее без специалиста. Поэтому обычную торговлю Интернет полностью никогда не заменит.

Интервью Александра Шестакова о состоянии отечественного рынка мебели читайте здесь.

Справка

Ассоциация предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России (АМДПР) — добровольная общественная некоммерческая организация, учреждена в 1997 году для преодоления кризисных явлений в мебельно-деревообрабатывающей отрасли. Ассоциация успешно взаимодействует с министерствами и ведомствами, Торгово-промышленной палатой Российской Федерации и РСПП. Членами ассоциации являются предприятия, выпускающие более 50% мебели и древесно-стружечных плит в России, производители и поставщики комплектующих для мебельной отрасли, отраслевые научно-исследовательские институты и издательские дома, выставочные объединения и страховые компании.

Обзор рынка: производство мебели

Данный анализ рынка выполнен на основании информации из независимых отраслевых и новостных источников, а также на основании официальных данных Федеральной службы государственной статистики. Интерпретация показателей производится также с учетом данных, доступных в открытых источниках. В аналитику включены репрезентативные направления и показатели, обеспечивающие наиболее полный обзор рассматриваемого рынка. Анализ проводится в целом по РФ, а также по федеральным округам; Крымский федеральный округ не включен в некоторые обзоры по причине отсутствия статистических данных.

ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Мебель – совокупность передвижных или встраиваемых изделий для обстановки жилых и общественных помещений и различных зон пребывания человека. Предназначается для хранения и экспонирования различных предметов, сидения, лежания, приготовления пищи, выполнения письменных и других работ, разделения помещения на отдельные зоны.

Мебель можно классифицировать как по форм-фактору (мягкая, корпусная), по назначению (кухонная, спальная, рабочая), так и по используемому материалу.

Потребность в мебели является одной из главных потребностей человека; при этом она характеризуется длительным сроком эксплуатации и высокой ремонтопригодностью. Таким образом, при снижении общей платежеспособности, человек может безболезненно отказаться от приобретения новых предметов мебели за счет увеличения срока эксплуатации старой.

Как объект предпринимательства производство мебели представляет интерес в первую очередь для субъектов малого и среднего бизнеса. Наиболее часто на сегодняшний день предприниматели выбирают производство корпусной (модульной) мебели – кухонных гарнитуров, шкафов-купе и т.д. Такое производство отличается относительной технологической простотой по сравнению, например, с мягкой мебелью.

Основные материалы, применяемые в производстве мебели – натуральная древесина, ДВП, ДСП, МДФ, металл, пластик, стекло, природный и искусственный камень и т.д.

РАЗДЕЛЫ ОКВЭД

Все мебельные производства включены в подкласс 36.1 ОКВЭД и имеют следующее деление:

— 36.1 – производство мебели;

— 36.11 – производство стульев и другой мебели для сидения;

— 36.12 – производство мебели для офиса и предприятий торговли;

— 36.13 – производство кухонной мебели;

— 36.14 – производство прочей мебели;

— 36.15 – производство матрасов.

Свой тренинговый центр за 55 000 руб. Можно вести бизнес онлайн!

В стоимость входят комплект материалов для очного проведения всех программ + 2 дня живого обучения онлайн. Бессрочное право проведения 10 программ. Никаких дополнительных отчислений и платежей. Запуск за 2 дня.

По сути, все эти направления относительно равнозначны и в одинаковой степени влияют на общую картину в группе. Поэтому в дальнейшем анализе рынка будет рассматриваться подкласс ОКВЭД 36.1.

АНАЛИЗ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ

На сегодняшний день в России производством мебели занимаются, по различным оценкам, от 5100 до 5800 предприятий, из которых примерно 500 – крупных и средних. Основная масса производств сосредоточена в Центральном и Приволжском федеральных округах, на долю которых приходится более половины суммарного объема производства по стране.

Рынок можно условно разделить на две основных ниши: бытовая мебель и мебель для общественных зданий. Причем, если в 90-е годы XX века доля последнего была около 15-20%, то к 2014 году она выросла до 40% от общего объема. Также, по данным экспертов, в последние годы наблюдается замедление темпов роста рынка, что, скорее всего, связано с перепроизводством в данном секторе на фоне того, что более 55% мебели в России является импортной. Доступность производственных технологий и некогда высокая рентабельность бизнеса породили перманентный рост количества игроков рынка и ужесточение конкуренции. Тем не менее, фактор падения стоимости рубля по отношению к мировым валютам вносит свою корректировку. В ближайшие годы, по-видимому, следует ожидать значительного снижения доли импорта; а удешевление рубля вполне может привести к росту конкурентоспособности продукции российского производства на внешних рынках.

Однако для внутреннего рынка ситуация едва ли выглядит радужной. Если еще в бескризисном 2012 году основными причинами покупки новой мебели являлись необходимость пополнить обстановку квартиры и необходимость замены мебели, вышедшей из строя (суммарно – 66% ответов респондентов), то сегодня о пополнении обстановки едва ли кто-то задумывается, а пришедшая в негодность мебель подвергается ремонту.

Эксперты выделяют следующие основные тенденции рынка:

— Перспективы дальнейшего роста рынка, даже при снижении темпов роста. В этом прогнозе, однако, не учтены форс-мажорные факторы – резкие колебания курсов валют, структурные изменения в экономике России в связи с внутренними и внешними воздействиями и т.д.

— Сокращение доли теневого бизнеса в отрасли за счет влияния кризисной обстановки на мелкие кустарные предприятия, в том числе за счет высокой кредитной нагрузки.

— Снижение доли премиального сегмента в пользу стандартного и бюджетного.

— Сокращение доли импортной продукции.

— Интернет как канал продаж мебели теряет популярность.

АНАЛИЗ ДАННЫХ ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СТАТИСТИКИ РФ

Рисунок 1. Динамика финансовых показателей отрасли (ОКВЭД 36.1) в 2011-2015 (I-III кв.) гг., тыс.руб.

Рисунок 2. Динамика финансовых коэффициентов отрасли (ОКВЭД 36.1) в 2011-2015 (I-III кв.) гг.

Рисунок 3. Объем производства в отрасли (ОКВЭД 36.1) в 2011-2015 (I-III кв.) гг., тыс. руб.

Согласно данным Росстата, динамика объема производства в отрасли существенно не изменяется от года к году; с 2011 по 2014 год произошел некоторый прирост показателя. По итогам первых трех кварталов 2015 года объем производства составил 69% от результата полного 2014 года в денежном выражении. Выручка находится на том же уровне – 70% в 2015 году от результата 2014 года при уверенном росте в период 2011 – 2014 гг. Прибыль же, после пика в 2013 году, в 2014 году снизилась на 21%; результата по прибыли первых трех кварталов 2015 года – 96,5% от полного 2014 года. Падение прибыли в 2014 году при стабильном росте объемов продаж вызвано увеличением себестоимости и снижением показателей рентабельности – валовой рентабельности, рентабельности продаж, рентабельности затрат и др. Рост себестоимости в значительной степени обоснован введением санкций со стороны Запада, а также колебаниями курсов валют – большая доля комплектующих импортировалась из стран ЕС, а также КНР. Однако, показатели 2015 года превосходят показатели 2014; если за IV квартал 2015 года в экономике страны не произойдет ничего непредвиденного, то можно говорить о некоторой стабилизации финансовых показателей отрасли.

Характерно поведение показателей, отражающих использование заемного капитала. В 2014 году, как видно из диаграммы, существенно вырос коэффициент автономии, снизилось соотношение заемного и собственного капитала – предприниматели отказываются от использования банковских займов по причине высоких кредитных ставок. С другой стороны, и банки подходят более избирательно к выбору кредитуемых организаций.

Рисунок 4. Доля регионов РФ в общем объеме производства в денежном выражении в 2011-2015 гг., %

Как было сказано выше, основной объем продукции данной отрасли производится в ЦФО и ПФО – по данным Росстата, на них приходится 67-68% общего объема производства. На третьем месте с большим отставанием находится Южный федеральный округ. Такое распределение сил достигается в первую очередь за счет централизации производств крупных игроков рынка. Структура выручки и прибыли будет выглядеть подобным же образом – объем продаж b2b формируется непосредственно в регионе производства. Дистрибуция готовой продукции происходит с помощью фирменных и мультибрендовых розничных сетей, в основной массе либо не принадлежащих производителю, либо юридически обособленных от производства. Все это оставляет некоторый простор для мелких производителей регионального уровня, которые могут занимать ниши, ориентируясь главным образом на производство мебели под заказ, что для федеральных игроков проблематично в связи с длинной логистикой, большими сроками производства и относительным удорожанием изделия. Впрочем, это зависит и от специфики конкретного вида мебели – например, крупные производители мягкой мебели даже среднего ценового сегмента охотно принимают индивидуальные заказы, учитывая пожелания заказчика при выборе материала и комплектности изделия. Для премиум-сегмента индивидуальный подход при изготовлении изделий является стандартом.

Рисунок 5. Динамика рентабельности продаж отрасли по регионам, 2011-2014 гг., %

Рисунок 6. Динамика валовой рентабельности отрасли по регионам, 2011-2014 гг., %

Анализ динамики показателей рентабельности по регионам показывает разнонаправленность трендов. Так, например, рентабельность продаж в ДВФО выросла с 2,8% в 2011 году до 26,1% в 2014. Значительный рост показали также УФО и СКФО. Те же самые регионы приросли и по показателю валовой рентабельности. При этом, остальные регионы показали незначительное снижение показателей.

Исходя из этих данных и имеющейся информации по рынку, достаточно сложно сделать однозначные выводы относительно причин подобной ситуации. Вполне вероятно, что регионы за счет относительно низкой конкуренции, местные производители и розничные сети имеют возможность устанавливать высокую торговую наценку; крупные игроки, расположенные в ЦФО и ПФО при снижении рентабельности, обеспечивают дополнительную выручку за счет увеличения объемов продаж.

НАПРАВЛЕНИЯ-КЛИЕНТЫ

Основными клиентами направления 36.1 являются:

— 51.15.1 – Деятельность агентов по оптовой торговле бытовой мебелью;

— 51.47.11 – Оптовая торговля бытовой мебелью;

— 51.64.3 – Оптовая торговля офисной мебелью;

— 52.44.1 – Розничная торговля мебелью;

— 52.48.11 – Розничная торговля офисной мебелью.

Проанализируем показатели выручки по этим направлениям. Для вида деятельности 52.48.11 в Росстате данных нет.

Рисунок 7. Динамика выручки видов деятельности по оптовой и розничной торговле бытовой и офисной мебелью в 2011-2015 гг., тыс. руб.

Как видно из представленной диаграммы, рост объемов розничных продаж бытовой мебели в денежном выражении в 2013-2014 гг. был значительным. В определенной степени это соотносится с ростом объемов ее производства в тот же период. Различие состоит в динамике показателей, что может быть обусловлено увеличением доли импорта в рассматриваемом периоде, изменением соотношения уровня оптовых и розничных цен и т.д. Статистика в натуральных показателях, к сожалению, Росстатом не ведется.

Что касается показателей оптовой и розничной торговли первых трех кварталов 2015 года, то они ожидаемо находятся на уровне 73-75% от показателей полного 2014 года. Таким образом, учитывая статистические данные, согласно которым пик продаж приходится именно на IV квартал каждого года, имеются все основания предполагать, что объем продаж поддержит положительную тенденцию последних лет.

Ситуация в нише офисной мебели не так однозначна; она характеризуется сильным снижением объема реализации в 2014 году (на 79%), однако за первые три квартала 2015 года показатель уже достиг 71% объема 2013 года. Здесь спрос регулируется общей ситуацией в бизнесе, степенью его здоровья: решение о покупке новой мебели обычно принимается при открытии новых офисов, переездах, расширениях и т.д. На обновление офисной мебели денежные средства в большинстве случаев выделяются в последнюю очередь.

НАПРАВЛЕНИЯ-ПОСТАВЩИКИ

Учитывая разнообразие используемых материалов и технологий при производстве мебели, выделить сколько-нибудь репрезентативную группу поставщиков не представляется возможным. К ним можно отнести различные деревообрабатывающие производства, производство МДФ, ДСП и ДВП, производство искусственного камня, кожевенное производство и т.д. Учитывая, что продукция этих направлений деятельности имеет гораздо более широкое применение, нежели производство мебели, анализ их показателей не сможет обеспечить всей полноты картины в рассматриваемой отрасли.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В условиях роста курсов валют и направленности на импортозамещение, рынок производства мебели пока что показывает достаточно уверенную тенденцию роста. Положительная динамика подтверждается также и показателями торговых направлений, в первую очередь оптовой и розничной торговлей бытовой мебелью как наиболее репрезентативным направлением.

Принимая во внимание значительный рост показателей рентабельности в отдельных регионах, особенно таких географически удаленных и изолированных от централизованных производств крупных игроков, как ДВФО и СКФО, пожалуй, именно эти регионы являются наиболее интересными с точки зрения инвестирования в мебельное производство.

Все же, на фоне развития негативных тенденций в экономике стране, вызванных как внутренними, так и внешними факторами, не следует ожидать дальнейшего бурного роста отрасли в ближайшие годы.

Новые решения

Экономический кризис заставляет игроков придумывать новые пути развития бизнеса. Например, на первичном рынке недвижимости наметился интересный тренд: мебельные компании в партнерстве с застройщиками создают готовые решения для новых квартир. Такой формат работы выгоден для производителей мебели: меблирование квартир в новостройках позволяет игрокам сохранять объемы производства и не сокращать работников.

Этот вариант особенно интересен для покупателей сегментов «эконом» и «эконом плюс»: это позволяет им экономить время и средства при заселении в новую квартиру. Меблировка обходится на 40-50% дешевле самостоятельной покупки мебели в торговом центре: в стоимость мебели не закладывается аренда площади, зарплата продавца и других маркетинговых элементов.

Конкуренция в черной зоне

Нелегалы (не столько сотрудники, сколько работодатели) не дают спокойно жить и развиваться производствам, у которых нет проблем с законом. И не потому, что не платят налоги и не попадают в официальную статистику, а скорее из–за того, что своей дешевой и низкопробной продукцией занимают место на рынке. «На первый план в этом году выйдет проблема продукции, произведенной в черной или серой зонах. Статистику по ним можно выводить лишь косвенно, сравнивая объемы потребления сырья в регионе и объемы производства мебели, которые бывают в 2 раза меньше. Нередка картина, когда на бумаге предприниматель нанял несколько специалистов, а реально в цеху работает до 300 человек», — делится неутешительными цифрами Тимур Иртуганов.

В итоге получается пугающая своей простотой схема: мебель — подешевле, условия труда — понезаконнее, выгода — побольше.

«Сейчас на рынке много дешевой мебели, на нее даже смотреть страшно. Доходит до того, что те, кто продает диван за 20–30 тыс., сразу закладывают в планирование, что у них будет 20–30% моментального возврата продукции», — делятся наблюдениями создатели бренда TETTO LETTO, который специализируется на производстве мягкой мебели.

Неудивительно, что с каждым годом болевая точка становится все более очевидной. К тому же к нелегалам добавляется еще одна проблема — нехватка узкоспециализированных кадров на мебельных производствах.

«Персонал — это огромная проблема. Именно специалистов — обивщиков мягкой мебели нет совсем: такой профессии номинально не существует. В итоге к нам приходят ребята, окончившие профильные техникумы, и обучаются прямо на производстве. Часто это сарафанное радио: рынок труда в Петербурге не такой уж большой», — рассказывают в TETTO LETTO.

Зато иначе дела обстоят на производствах, где основная работа ведется с деревом. У некоторых игроков рынка даже сложилась гипотеза: именно такие специалисты удерживают сферу.

«Если говорить о перспективах ближайших 5–10 лет, то, скорее всего, производство мебели будет автоматизировано и Петербург по большей части станет покупателем, а не производителем.

Большие производства выгоднее размещать ближе к сырью. Сейчас местные фабрики развиваются благодаря большой кадровой базе: в Петербурге много людей, которые могут организовывать производство и работать столярами, сборщиками. Как только эти процессы автоматизируются, все может измениться», — считает Максим Богданов, основатель мастерской «Мой Цех».

По признанию игроков рынка, некоторые их коллеги и конкуренты уже ушли из Петербурга в Китай из–за дешевизны производства, хотя иногда скрывают эту информацию.

И все же, несмотря на неутешительные прогнозы и фрагментарную нехватку кадров, есть в сфере производства мебели те, кто будет расти и крепчать еще долгое время: это частные мастерские — крафтовые бренды.

Вся подноготная мебельного экспорта и импорта России

Многие отраслевые специалисты отмечают, что, например, плитную отрасль может поднять на ноги активное возобновление экспортной деятельности. Немудрено, доля России в мировом производстве и экспорте древесностружечных плит в 2018-2019 году составляла примерно 3% и 6% соответственно, а пиломатериалов и того больше ― 7% и 19%. Сразу хочется спросить, а что же с мебелью? Ведь с 2017 года пошёл рост продажи отечественной мебели за границу ― смогли ли наши мебельщики за 3 года добиться ещё больших успехов в продаже продукции за рубеж? И может ли экспорт стать подспорьем ещё и для этой отрасли? В случае же с экспортом мебели всё не так однозначно.

Было хорошее начало

По данным Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России (АМДПР), начиная с 2015 года производство мебели в России стабильно нарастало. В 2018 году, по данным РОССТАТ, увеличение составило более 25%.

После роста производства закономерно следует повышение конкурентоспособности, а в дальнейшем и попытки охвата зарубежных рынков.

В 2017-2018 году объём экспорта российской мебельной продукции показал максимальное значение за семь последних лет. Это была большая победа нашей отрасли. Это также указывало на то, что отечественные производства постепенно перевооружались и осваивали новые технологии, благодаря чему их продукция становилась более привлекательной для зарубежного потребителя.

Пусть доля России в мировом производстве и экспорте в 2018-2019 гг. была совсем скромной всего 0,7% и 0,2% соответственно, однако это было первым шагом. При подобном раскладе важно было не сбавлять темпов.

И отечественные мебельщики постарались его не сбавлять. В 2019 году экспорт мебельной продукции из России увеличился на 6% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Да, на мировом объёме это отразилось незначительно. Кроме того, больше всего продукции мы продавали в страны СНГ. По данным Федеральной таможенной службы (ФТС), в 2018-2019 году на Казахстан приходилось 38% от общего объёма поставок за рубеж, а на Беларусь 10%.

Однако хоть немного возросла помощь экспортёрам со стороны государства. Отечественные представители стали активнее посещать международные мероприятия, в том числе охватывать регионы, где мы ранее не были представлены. Например, после активного участия в выставках «Dubai WoodShow» и «IndiaWood» в 2018 году российской продукцией всерьёз заинтересовались Индия и Арабские страны.

Какая-то часть отечественной продукции стала уходить в Китай и страны Прибалтики, и по сравнению с прошлыми годами увеличился процент продажи мебели в Германию, США и Польшу.

Стала появляться вера, что у российской мебельной отрасли есть потенциал и нужно продолжать идти дальше, несмотря на то, что старт был довольно сдержанным.

Подножка кризиса для экспорта

Значительным тормозом отечественной промышленности и экспорта российской продукции всегда были колебания на сырьевых рынках, перепады курсов валют, нежелание многих мебельщиков тратиться на дополнительную сертификацию (например, FSC) и, конечно, теневой сегмент. По различным данным, серый производственный сектор занимает от 30-45% от общего объёма и осложняет составление статистических данных, что мешает развитию «прозрачной» ниши. Отсутствие объективных и чётких цифр попросту мешает выработке должной поддержки для мебельщиков.

Все эти проблемы пока никуда не ушли, более того, отечественной отрасли придётся решать их достаточно долго. И, к сожалению, ко всему прочему добавился новый глобальный кризис, который значительно притормозил только зарождающиеся успехи.

«Несмотря на то, что Россия имеет самые большие запасы древесины в мире (более 800 млн га), доля произведённой в нашей стране мебели на мировом рынке минимальна. В 2019 году она составила 0,23%. Сегодня, в связи с кризисом, вызванным пандемией коронавируса, закрытием границ и падением спроса на мировых рынках, ситуация с экспортом, мягко говоря, плачевная. По данным АМДПР, в первом полугодии 2020 года экспорт мебели снизился на 25% и составил 135 млн долларов США. В 2019 году Россия экспортировала мебельной продукции на 432 млн», представил нам печальную статистику генеральный директор «Первой мебельной фабрики», президент Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России (АМДПР) АЛЕКСАНДР ШЕСТАКОВ.

Код ТН ВЭДНаименование товарной группыЭкспорт в 1 кв. 2020 г., млн долл. СШАДоля в общем экспорте, %Экспорт в 1 кв. 2019 г., млн долл. СШАИзменения в 1 кв. 2020 г. относительно 1 кв. 2019 г., %
94Мебель; постельные принадлежности, матрацы, основы матрацные, диванные подушки и аналогичные набивные принадлежности мебели; лампы и осветительное оборудование, в другом месте не поименованные или не включённые.1330,15135-0,96

«В I полугодии 2020 года доли российского экспорта в страны СНГ и Дальнего зарубежья были практически одинаковыми: 51% против 49%. Доля экспорта к общему объёму производства мебельной продукции в России составила 10,4%», добавляет президент АМДПР.

Однако, поскольку экспорт мебели у нас и так был не очень активный, ещё больший удар по отрасли нанесли ограничения для мебельщиков внутри страны.

«Главным ограничением стало даже не закрытие границ, а закрытие мебельных торговых центров. Это практически полностью блокировало розничную торговлю, и бизнес существовал только за счёт крупных корпоративных заказов и онлайн-торговли. Например, «Первая мебельная фабрика» в апреле этого года начала продавать кухни через интернет, чтобы компенсировать сокращение продаж в рознице.
В Санкт-Петербурге АМДПР удалось убедить Роспотребнадзор разрешить работу мебельных центров в первой волне снятия коронавирусных ограничений. Мы обращались к губернатору Санкт-Петербурга Андрею Беглову и председателю Совета Федерации Валентине Матвиенко, консолидировали конкурирующие предприятия Санкт-Петербурга. Под нашим обращением подписалось 11 крупнейших мебельных центров города.
В результате мебельным магазинам разрешили работу 13 июня, хотя изначально они приравнивались к многопрофильным ТРК. Неизвестно, какой урон понесли бы предприниматели от ещё почти двух месяцев простоя», поделился АЛЕКСАНДР ШЕСТАКОВ.

Что могло бы поднять экспорт?

Наш эксперт Александр Шестаков представил список тех проблем, решение которых могло бы положительно сказаться на росте объёма продаж отечественной мебели за рубеж.

1. Во многом низкая доля России на мировом рынке мебели обусловлена недостаточностью стимулирующих мер от государства.

2. Одной из центральных проблем в экспорте является устаревший техрегламент, разработанный на базе советских ГОСТов 1970-х годов. Актуализация требований этого норматива позволила бы российской мебельной отрасли увеличивать объёмы экспортируемой продукции на четверть ежегодно».

3. Серьёзную поддержку российским экспортёрам оказала бы более продуманная сбытовая политика. Речь идёт о снижении бюрократических барьеров, финансировании отложенных платежей и антидемпинговых мерах, в первую очередь, в отношении китайской мебели. Сейчас её себестоимость существенно ниже отечественной за счёт технологий и более дешёвых трудовых ресурсов. Так, например, в Европе и США пошлины на китайские товары составляют от 100% до 180%.

4. Росту продаж также препятствует отсутствие складов, расположенных в других странах. Из-за этого контракты на крупные поставки в другие страны становятся трудно выполнимыми. К примеру, в Дубае расположен склад, финансируемый РЭЦ, площадью в 5 тыс. м 2 , построенный для отечественных аграриев. Строительство аналогичных складов для мебели позволило бы отгружать иностранцам более крупные партии товаров.

Обратная сторона импорт

Даже когда экспорт мебели начинал расти, объём закупок зарубежной продукции у нас всё равно не снижался. Например, когда в 2017 г. впервые за долгие годы вырос экспорт отечественной мебели, импорт в тот же год вырос на 15,4% (или на 1 557,5 млн. долларов США) по сравнению с 2016 годом.

В 2018 году доля импорта на рынке продаж России составила 49,99%, а в первом полугодии 2019 года уже составляла 44,6% (чуть выше, чем за аналогичный период прошлого года). Подведение итогов всего 2019 года подтвердило тенденцию возрастания закупок общий рост на 23% по сравнению с 2018 годом.

Именно поэтому АМДПР продвигала пролонгацию постановления №1072 о запрете на закупку мебели иностранного производства для государственных и муниципальных нужд, которое прекратило действие с 1 декабря 2019 года.

На какое-то время возникла пауза в решении этого вопроса, ну а после наступил коронакризис, который не мог не отразиться и на закупках иностранной мебели. Закрытие границ, остановка производств и уход многих на самоизоляцию всё это перекрыло торговые потоки у многих стран мира.

Больше всех, пожалуй, сократил экспорт Китай. По данным местной таможни, в первой половине 2020 года стоимость экспорта деревянной мебели из Китая сократилась на 24% (то есть, до 7,44 млрд долларов).

Однако КНР всё равно осталась для России одной из стран, где мы активнее всего закупаем мебель.

«Ввоз мебели в первом полугодии 2020 года снизился в целом на 13,5% (805 млн долларов США). Доля импортируемой мебельной продукции из стран дальнего зарубежья составила 87%. Значительную её часть Россия сейчас закупает в Китае. Так, с января по июль этого года доля поставок мебели из КНР заняла 30,5% от общей массы мебели, импортируемой из стран дальнего зарубежья. В том числе 80% от этого числа составляет медицинская мебель, которую Россия закупала в Китае», отметил АЛЕКСАНДР ШЕСТАКОВ.

Тем не менее, общий объём закупок иностранной мебели всё же снизился.

Снова обращаясь к данным ФТС, отметим, что импорт мебели в Россию в январе-августе 2020 г. снизился по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 8,1%. Стоимость поставок мебели зарубежного производства на российский рынок за отчётный период составила 1,163 млрд долларов США.

Код ТН ВЭДНаименование товарной группыИмпорт в 1 кв. 2020 г., млн долл. СШАДоля в общем импорте, %Импорт в 1 кв. 2019 г., млн долл. СШАИзменения в 1 кв. 2020 г. относительно 1 кв. 2019 г., %
94Мебель; постельные принадлежности, матрацы, основы матрацные, диванные подушки и аналогичные набивные принадлежности мебели; лампы и осветительное оборудование, в другом месте не поименованные или не включённые.6421,21642-0,10

Так как импорт мебели, несмотря на кризис, всё же выше экспорта, ассоциация предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России настаивала на пролонгации моратория на закупку иностранной мебели. Добившись того, что мебельную отрасль признали одной из самых пострадавших, следом промышленники достигли повторного введения запрета на закупки иностранной мебели по 44-ФЗ. Теперь АМДПР пытается распространить действие этого законопроекта и на 223-ФЗ, что позволит больше поддержать именно отечественных мебельщиков.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Что говорят эксперты компании «МИР»

Светлана Федорова, специалист по исследованиям рынков и данных статистики, генеральный директор компании «Экспресс-Обзор»:

«Сейчас самых продаваемых групп мебели по количеству несколько. Во-первых, это мебель для жилых комнат, гостиных, прихожих и ванной комнаты. Во-вторых, мягкая мебель. Суммарно в этих категориях в 2020 году продавалось 58% всей мебели. Но стоит заметить, что в первой группе много мелких изделий, продажи которых создают объем в количестве.

На третьем месте — матрасы. Объем этого рынка увеличился за счет того, что производство пружинных матрасов в 2020 году выросло почти на 60%. Причины роста кроются не только в новых больничных койко-местах, открытых во время пандемии, но и в росте частного потребления, и в увеличении B2B продаж — закрытые границы стимулировали развитие внутреннего туризма».

Вы можете заказать аналитику мебельного рынка в вашем регионе, чтобы точно оценить текущее состояние рынка и ваше положение на нем.

Инна Романова, эксперт в архитектуре и управлении ассортиментом:

«Я могу оценивать популярность мебели только исходя из собственного опыта работы с теми компаниями, с которыми я сотрудничала в области построения структуры ассортимента. Исходя из анализа продаж этих компаний самая востребованная мебель в России — мебель для хранения. Хранение может быть как крупное — это шкафы (самая популярная, самая продаваемая мебель), среднее — комоды и маленькое — тумбочки. На эти три условных вида мебели для хранения — самый высокий спрос.

На втором месте — мебель для сна: кровати и, соответственно, матрасы к ним. В 2020 году набрал силу тренд на отдых, на накопление энергии, на жизнь без стресса. Потребность в этом закрывается тем, что люди с удовольствием тратят деньги на качественный сон. Сейчас они активно меняют кровати и матрасы на ортопедические, чтобы поддержать здоровье спины, сохранить осанку, обеспечить себе полноценный отдых.

Следующая по приоритетности — мебель для гостиных: витрины, тумбы ТВ, какие-то полки, стеллажи. Популярность кухонь находится примерно на этом же уровне.

Если сравнивать между древесными декорами и цветными, то в России больше востребованы древесные текстуры: натуральный массив и его имитации, потому что в глазах покупателя древесные декоры стоят дороже, чем простые цветные. Кроме того, общемировая тенденция на естественность и экологичность окружения добралась и до России».

Мы продолжаем тему сравнение мебельной отрасли России и других стран. В предыдущей статье мы рассмотрели основные показатели мирового производства. Здесь же мы хотели бы привести показатели отечественной промышленности и сравнить их с тем, что достигнуто лидерами.

Страны-лидеры имеют разные цели: для одних – важно удовлетворить собственных потребителей, для других — мебель это один из основных внешних источников дохода. В зависимости от этих целей различается доля мебельщиков от общего числа населения. Любопытно, что в Польше и Китае это соотношение практически совпадает – на каждые 270 жителей приходится один мебельщик. В Италии доля мебельщиков меньше, но все же высока – примерно 1:500. В США и Германии популярность профессии на уровне 1:800.

В настоящее время доля мебельщиков в России, исходя из официальных данных ( около 150 тыс. сотрудников), составляет около 1:970, но с учетом нигде не учтенных гастарбайтеров гораздо выше – вероятно около 1: 600 – 1:700. Но в любом случае – не так, как в Польше и Китае. По этому показателю мы ближе к странам, нацеленным на внутренний спрос со значительной долей импорта ( Германии и США).

В обозримом будущем мы не сможем обеспечить такой внутренний спрос как в США и наши ресурсы уже давно не так дешевы, как в Китае. Уровень технологического оснащения и организации производства не являются в этих странах образцовыми. Обе эти страны берут в основном объемами, а не интенсивностью.

Мы не можем рассчитывать на внешние вливания финансов, как Польша или Китай. Мы не станем центром мирового мебельного дизайна, как Италия. В любом случае, мы не ставим целью превратиться в экспортно-ориентированную отрасль. Мебель никогда не была и не станет главным российским товаром. Большим достижением было бы обеспечить свой внутренний спрос и снизить зависимость от импорта.

Если выбирать на кого из лидеров равняться, то наш выбор — Германия. Здесь успех построен на балансе технологичности и современной организации производства и разумном сочетании малых предприятий и индустриальных гигантов. Страна много импортирует, но импорт компенсируется экспортом. То есть теоретически свое производство могло бы полностью закрыть внутренние потребности.

Мы не утописты, чтобы предложить догнать и перегнать кого бы то ни было, тем более Германию. Но сделать некоторые выводы из сравнения именно с этой страной было бы полезно. Поэтому, рассматривая наши показатели, будем в первую очередь сравнивать их именно с немецкими.

А что же у нас ?

Сколько мебели производят в России ? Сколько импортируют ? Сколько продают ? Какое количество фабрик занято в отрасли и сколько мебельщиков всего в России ? На каждый из этих вопросов точного ответа дать не может никто. Сейчас, конечно, не 90-е годы, но мебельный рынок до сих пор еще не на 100 % прозрачен. Поэтому официальная статистика не учитывает производство не только «гаражников», но и теневые обороты «респектабельных» мебельных брендов. Таможня также не контролирует полностью импорт ни по количеству, ни по реальным ценам. Эксперты считают, что реальные цифры и по производству, и по продажам, и по импорту, скорее всего, в 1,5-2 раза выше официальных.

Есть еще проблема — в данный момент сопоставлять наш рынок с европейским и мировым крайне затруднительно из-за запредельных и не вполне объективно обоснованных скачков курса рубля. Тем не менее, попробуем оценить место нашей отрасли на мировом рынке хотя бы на качественном уровне.

Ссылаясь на Росстат Ассоциация предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России сообщает, что в период с 2013 по 2015 год объем выпуска мебели в РФ изменился в диапазоне 124 856,6 — 137 292,9 млн. рублей. Учитывая упомянутую выше достоверность статистики, умиляют числа с разрядами после запятой. За редким исключением мебельщики подтвердят, что за эти годы роста производства в натуральном выражении не наблюдалось, поэтому такие изменения можно объяснить лишь повышением цен на продукцию, связанным с обвалом курса рубля.

Реальные объемы производства в те же годы эксперты, на мнение которых, опирается, например, журнал «Мебельный бизнес», оценивают в 189 млрд. рублей. Думаем, мы не сильно погрешим против истины, если округлим эти цифры в большую сторону до 200 млрд. рублей и пересчитаем в евро по докризисному курсу евро на 40 рублей/евро. Получим «красивую цифру» 5 млрд. евро. Если она несколько завышена – будем считать это форой для наших мебельщиков. Не будем корректировать ее для 2015 /16 годов – с учетом сильного влияния подорожавших комплектующих и общей инфляции скорее всего через несколько лет эта цифра будет снова отражать реальности даже с учетом новых уровней курса рубля. Еще раз повторим – в условиях отсутствия точных данных нас интересует больше не количественная, а качественная оценка на длительном интервале времени.

Исходя из нашей сверхпозитивной оценки на долю России пока приходится менее 1/80 мирового, около 1/18 – европейского, менее ¼ немецкого и около 3/5 польского объема производства. Международные эксперты ставят Россию на 15 место в мире. Нельзя не отметить, что российская мебельная отрасль развивалась до последнего времени очень интенсивно. Радикально изменилось техническое оснащение, постепенно начал накапливаться производственный опыт, расти квалификация персонала. Нескольким российским мебельным фабрикам даже удалось войти в ТОП 200 ведущих производителей мира.

Рисунок, сопоставляющий объемы выпуска мебели в денежном выражении с численностью населения различных стран, наглядно показывает насколько Россия выбивается из общей картины. Китай или Польша больше нацелены на экспорт, другие страны обеспечивают только внутренний рынок, третьим — необходим импорт, но все же размеры отрасли коррелируют с численностью населения. Для 146 млн. жителей российская мебельная отрасль должна бы быть в разы мощнее.

Количество мебельных предприятий в России разными источниками оценивается в 4-6 тыс. и из них около 500 крупных. У нас, как и во всем мире, большое количество мелких производств, но при этом, по нашему опыту, много и больших фабрик (более 200 человек), возможно даже больше, чем у немцев. Таким образом, у нас сформировалось два полюса: «индустрия» и «гаражники». Нам явно не хватает крепких середняков с числом сотрудников около 100 человек.

Важной особенностью наших мелких предприятий является то, что они в отличие от европейских позиционируют себя как полноценные фабрики полного цикла. Они стремятся захватить все сферы деятельности: и дизайн, и проектирование, и изготовление корпусов, фасады, декора, столешниц. В Германии, например, весь сервис выполняют сторонние фирмы — у нас же и сборку, и доставку, и другой сервис пытаются выполнять самостоятельно.

К чему это приводит ? К размыванию ресурсов. Многие предприятия оснащены примитивными станками, они не могут себе позволить нанять квалифицированных специалистов, они арендуют неподходящие для производства помещения, они применяют самые дешевые комплектующие, они экономят на всем. Но тем не менее они не готовы делить клиентов, кооперируясь в другими фирмами. Сотрудничество ради общей выгоды – это пока не наш стиль работы.

В Европе и особенно в Германии существует очень развитая кооперация, никто не старается тянуть одеяло на себя, в результате мелкие узкоспециализированные фирмы занимаются каждая своим делом и сообща обрабатывают конечного потребителя. Кто-то делает отличные проекты и нанимает лучших дизайнеров; кто-то выпускает отличные фасады из массива и владеет ноу-хау по обработке древесины, кто-то умеет хорошо красить и полировать, кто-то специализируется на стекле, кто-то на камне и т.д.

Важно, что при таком подходе число участников рынка больше, чем общее число заказов, но работы хватает всем. Ведь принять участие в выполнении, например, 1/5 части от 1000 заказов получается эффективнее, чем выполнить только 1/5 часть заказов (т.е. — 200 заказов), но целиком.

Важен не объем — важна эффективность

Одним из показателей эффективности является выработка продукции в ценовом выражении на одного сотрудника в год. Официально в России по данным за 2013 год этот показатель составлял порядка 800 тыс. рублей. В некоторых регионах официальная производительность выше до 1- 2 млн. рублей на человека. Лидируют Пензенская, Новгородская область, Владимирская, Саратовская области. Эти цифры также явно занижены. Наши опросы показывают, что в основном нетто выручка ( без НДС) на человека выше официальной — около 1,5 – 3,0 млн. рублей. И только некоторые самые передовые фабрики в России добиваются показателей в 2-2,5 раза больше.

Для сравнения — средняя выработка в мебельной отрасли на человека в Германии – около 180 тыс. евро в год. И это не на высокоавтоматизированных фабриках, где этот показатель может превышать и 300 тыс. евро. При этом — чем больше фабрика, тем выше выработка на работника. Мелкие фабрики ( до 50 работников) – генерируют до 110 тыс. евро. У нас же часто большие фабрики имеют эффективность ниже, чем средние и малые.

Во времена, когда курс рубля долгое время был около 40 рублей, российский мебельщик производил за год всего около 37 — 75 тыс. евро. Ну а по сегодняшнему курсу получаются уж совсем «неприличные» 20 – 40 тыс. евро.

Продуктивность можно сравнить и по-другому. Если посмотреть на валовый оборот мебели в Германии с учетом мелких производителей в 19 млрд. евро против даже суперпозитивной оценки для России в 5 млрд. евро – то получается, что немцы производят почти в 4 раза больше силами как минимум в 1,5 раза меньшего числа людей.

Чем наполнены квартиры россиян? Кто стал лидером мебельного рынка по мнению правительства

Рынок мебели, по данным РБК, в 2018 году находился на уровне чуть ниже 190 млрд рублей. При этом в стране действует огромное число компаний, которые вовлечены в эту отрасль, число фабрик разной величины исчисляется тысячами. Тем не менее в число системообразующих предприятий мебельной промышленности включено лишь 18, и некоторые из них тесно переплетены между собой и являются частями одного холдинга. С учетом этого речь идет лишь о 13 производителях. Кто приобрел покровительство Минпромторга – в рейтинге «ФедералПресс».

Для составления рейтинга мы обратились к базе Seldon.Basis, где изучили основные финансовые показатели – уставный капитал, баланс, выручку и прибыль либо убыток, наличие и объем госконтрактов. Кроме этого, мы проанализировали доли компаний на рынке, динамику их развития.

Лидеры и аутсайдеры

Абсолютным лидером по выручке среди российских производителей в числе системообразующих предприятий оказался производитель матрасов и индустрии сна «Аскона». Выручка ООО «Торговый дом «Аскона» превысила за 2018 год более 15 млрд рублей, чистая прибыль у единственной из участников списка превысила 1 миллиард. Если же сложить совокупную выручку с «Аскона-век», она превышает 26 млрд рублей, и 2,2 млрд рублей чистой прибыли. Отметим, что контрольным пакетом акций «Асконы» вот уже 10 лет владеет шведский производитель товаров для сна Hilding Anders. Неудивительно, что обе структуры и «Хилдинг Андерс рус» возглавляет один человек – Роман Ершов. В последние годы «Аскона» активно выходит на иностранные рынки, сотрудничает с «Икеа», а также производит помимо матрасов весь комплекс мебели для спален.

На второй строке стоит разместить производителя массовой мебели «Много мебели», который скромно называет себя «Мебельная компания №1». Ее выручка чуть-чуть недотянула до 10 млрд рублей, но если добавить оборот ООО «Король диванов», который входит в структуру «Много мебели» и считается лидером на рынке диванов, то получится почти 17 млрд рублей. Суммарная чистая прибыль тоже выглядит весьма достойно – 236 млн рублей.

11,5 млрд рублей – выручка двух подразделений шведского гиганта «Икеа», расположенных в Тихвине и Великом Новгороде. Однако если считать общую прибыль, то показатели новгородского подразделения портят всю картину для компании. Если прибыль тихвинской площадки выросла в три с половиной раза и превысила 200 млн рублей, то новгородская фабрика тоже постаралась, но выйти из долгов не смогла – чистый убыток превышает 880 млн рублей. Сложно сказать, с чем связаны такие потери, но вероятной причиной этого могут служить инвестиции в строительство фабрики, которая вошла в строй в 2016 году. «Икеа» вложила туда 4 млрд рублей, и, вероятно, через год или два они наконец окупятся.

Чуть меньше выручка, но гораздо выше доход у двух компаний, входящих в структуру еще одного производителя матрасов – ООО «Орма групп» и ООО «Орматек». На двоих у них почти 11 млрд рублей оборот и 120 млн прибыли.

«Слуги государевы»

Как ни странно, в этой сфере не так много компаний, которые выполняют госконтракты. Вероятно, большая часть предпочитает контракты с бизнес-структурами – сетями отелей, застройщиками и т. д. Тем не менее есть и востребованные ниши. Например, бесспорный лидер по поставке офисной мебели – торгово-производственная компания «Феликс». За пять лет этот московский поставщик выполнил более 142 контрактов суммарной стоимостью 2,2 млрд рублей. «Золотая эра» наступила для компании в 2017 году, когда было выполнено более 10 контрактов для московского ГУП «РЭМ», занимающегося обслуживанием административных зданий столицы, на 473 млн рублей. Помимо этого, «Феликс» поставлял мебель для аэропорта Внуково, Минфина, Сбербанка, Управления делами президента, Минздрава и ряда других федеральных структур.

Второе место по праву в этой части рейтинга занимает санкт-петербургская «Первая мебельная фабрика». Это правопреемник известной в советское время ленинградской фабрики, основанной в 1945 году. Сегодня это один из лидеров офисной мебели России, и за последние пять лет он поставил продукции на 768 млн рублей. 392 из них пришлись на один контракт в 2017 году для Санкт-петербургской дирекции по управлению административными объектами. Контракт предполагал поставку тысяч стульев, столов, шкафов, стеллажей – всего более 10 тыс. изделий. Также компания поставляет мебель для прокуратуры Санкт-Петербурга, структур МИД и других госорганов.

Кто успел, тот и съел

Согласно исследованиюконсалтинговой компании «Деловой профиль», посвященному ранжированию крупнейших производителей мебели в России, далеко не все системообразующие предприятия попали в топ-30 и даже топ-100 участников рынка. Пятерка крупнейших производителей не меняется уже несколько лет, но в ней только три предприятия из списка Минпромторга. ООО «Аскона-век», обороты которой, напомним, меньше «ТД Аскона», занимает вторую строчку, на третьей – ООО «Мебельная фабрика «Мария», на четвертом –«Король диванов». Нашли свое место в десятке также мебель фабрики Шатура(7) и «Икеа индастри Тихвин» (9). Достаточно уверенно в этом рейтинге чувствуют себя «Алмаз» из Волгодонска, выпускающий мебель под брендом «Любимый дом», «Катюша», которая входит в группу «Диэмай», и ООО «Ангстрем». Интересно, что в сотню вошла, например, «Икеа индастри Вятка», но попало новгородское производство.

«Я не вижу системных мер». Промышленник о поддержке стратегических предприятий

Не вошло в число стратегических и ООО «Мебель стиль», работающее в структуре холдинга «Лазурит». Оно не первый год лидирует по объему производства и в 2018 году закрывало 6,6 % рынка мебели. Еще одна странность этого рейтинга, что в него не вошли компании группы «Орматек». Согласно данным, публиковавшимся в 2019 году, «Орматек» и «Аскона» имели примерно равные доли на рынке матрасов – более 30 % у каждой. У их конкурентов доли не превышают 1 %.

Интересные данные были приведены в исследовании мебельного рынка, проведенного РБК. По данным материала, лидером среди мебельных ретейлеров по числу магазинов стала сеть «Много мебели» (792), лишь немного ей уступила «Аскона» (770). Третьим идет «Лазурит», который, как мы помним, в число системообразующих не вошел, а следом – «Орматек», «Любимый дом», «Мария». «Орматек», «Аскона» и «Любимый дом» при этом показали наилучшую динамику по развитию своих розничных сетей. А вот сеть «Дятьково» потеряла 44 магазина, едва не став лидером падения.

При этом по выручке безусловно лидирует «Икеа дом», которая при всего 15 супермаркетах ухитряется удерживать 32 % мебельного рынка страны. У «Асконы» остается 4 %, «Много мебели» и «Мария» довольствуются 2 %, у остальных гораздо меньше.

«Треть компаний отрасли может закрыться»

Игры, фитнес, рок-н-ролл. О каком досуге позаботился Минпромторг?

«Мебельный бизнес включен в перечень наиболее пострадавших отраслей, но попадание в список системообразующих предприятий не говорит о том, что компания будет выбираться из сложностей только за счет российского бюджета. Если в ней наметятся проблемы, государство окажет помощь, но решать стратегические задачи будет само руководство.

Кризис, вызванный коронавирусом, поменял покупательские предпочтения, поэтому работа по старым схемам будет довольно неэффективной, нужно искать новые подходы к клиентам, заинтересовывать их теми товарами, в которых у них есть потребность. Например, так как люди стали много времени проводить дома, им потребовалась удобная мебель для сна и удаленной работы.

Родной, но не российский. Какие столпы авторынка в фаворе у Минпромторга

Часть небольших компаний может не справиться с этой задачей, и последует закрытие предприятий (это может коснуться трети компаний отрасли). На данный момент довольно сложно оценить масштаб потерь бизнеса, во многом ситуация во второй половине года будет зависеть от того, как быстро будут сняты ограничения на торговлю.

В России многие предприятия специализируются на изготовлении и продаже мебели, а в список вошли крупнейшие игроки, которые сохраняют штат и выплачивают зарплаты сотрудникам. Речь идет и о сохранении рабочих мест по выходу из сложной ситуации», – прокомментировал «ФедералПресс» первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал.

Фото: ФедералПресс / Евгений Поторочин; инфографика: ФедералПресс / Елена Майорова

Проблемы и перспективы развития отрасли

1. Рынок мебели активно развивается

Все большим спросом пользуется мебель из натуральных материалов, в том числе, из древесного массива. А вот ДСП постепенно вытесняется с рынка деревянной мебели более качественным, современным и экологическим материалом — МДФ. Некоторые торговые центры даже строят на этом рекламные акции, заявляя, что у них не продают мебель из ДСП (правда, это не мешает производителям использовать как ДСП, так и ДВП при внутренней отделке).

Но так как мебель из ДСП и МДФ значительно отличаются по цене за счет себестоимости материалов (ДСП – отечественного производства, МДФ – преимущественно, импортного), этот процесс затянется не на один год. К примеру, в Европе на 1 м 3 мебели из МДФ до сих пор приходится около 2,3 м 3 ДСП. У нас эти показатели выше: на 1 м 3 МДФ – около 4 м 3 ДСП.

2. Доверие потребителя к отечественному производителю достаточно высоко

В стране есть и доступная рабочая сила, и огромный рынок сбыта. Правда, многие материальные ресурсы приходится закупать у импортных поставщиков, поскольку наша деревообрабатывающая промышленность, несмотря на наличие сырьевой базы, не в состоянии обеспечить продукцию высокого качества. Если потребность мебельной промышленности в ДСП и ДВП ещё можно удовлетворить за счет отечественного производства, то более современные материалы (МДФ и даже мебельный щит) около 85% закупаются за рубежом. Парадокс богатства природных ресурсов страны и отсутствия деревянной материальной базы объясняется тем, что производственные мощности деревообрабатывающих заводов устарели, а модернизация идет слишком медленными темпами, чтобы обеспечить мебельную отрасль необходимыми ей объемами сырья.

3. При существующей конкуренции требуется достаточно большие инвестиции для входа в мебельный бизнес

Срок окупаемости среднего производства в 2-3 года считается хорошим показателем. Единственным шансом получить быструю прибыль – предложить потребителю принципиально новый продукт, которого до сих пор на рынке не было. Второй вариант – малое производство мебели под заказ, которое не интересно солидным предприятиям.

4. Стабильность между конкурентами

Общая расстановка сил на российском мебельном рынке не меняется уже несколько лет: крупные компании с собственными торговыми центрами, дилерской сетью и сетью франчайзи, прочно удерживают позиции ведущих игроков отрасли. По прогнозам аналитиков, перспектива развития есть только у крупных региональных производителей, мелкие компании будут поглощены или работать «под спрос» в узкопрофильной нише, не представляющей интерес для больших корпораций.

5. Выживаемость

Вопрос «выживаемости» бизнеса зависит от соблюдения качества, быстрого выполнения заказов и гибкости ценовой политики. Крупные производители делают ставку на поток, поэтому мелким фирмам остаются только индивидуальные заказы.

6. У кого преимущества

Наибольшее преимущество и быстрое развитие получат компании с мощной торговой сетью, расположенной не только в мегаполисах и центральном регионе, а и по всей стране.

7. Тематическая направленность производства

Внимание среднего бизнеса рекомендуется сконцентрировать на выборе тематической направленности производства, выпуская авторскую мебель для определенных интерьерных стилей. Например, компания Lumi специализируется на производстве мебели в старинном восточном стиле, но с современной оснасткой, изготавливая раздвижные перегородки-ширмы, столики из бамбука, комоды из вишни, груши и т.д.

И, наконец, все вышеизложенное не означает, что на мебельном рынке уже не осталось места для новичков. Бесспорно, только одно – стартовать в большой бизнес сегодня будет трудно, а развитие малого и среднего – доступно на региональном уровне при правильной организации сбыта и производственных процессов.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector